Haven - the new Heroes of Might and Magic III town - The Story of Haven

The Story of Haven

The Story of the Haven (The English translation is in progress)

Пролог

История Гавани начинается после того, как Алан, применив оружие Древних, нарушил экосистему планеты Энрот. День, в который было применено это оружие массового поражения, был назван Днем Огня.
После этого рокового Дня на опустошенных землях стали появляться новые расы.

Возникновение рас, составляющих фракцию Гавани

В пустынных районах Энрота, Антагарича, Джадама и Нигона появились гигантские скорпионы, пантероиды и тигроиды (так их назвали потому, что они имели туловище и голову животных, а руки и ноги у них были похожи на человеческие), которые охотились на оставшихся в живых обитателей этих мест, сея страх и ужас повсюду, где ни появлялись.
Также после Дня Огня стал стремительно развиваться подводный мир планеты. Появилось большое количество новых водных обитателей: огромные крабы, гигантские осьминоги, черепахи, змеи.
Среди жителей прибрежных районов также появились новые расы - полу-рыбы, полу-люди (русалки, тритоны) и полу-птицы полу-люди (сирены).
Новые расы диких морских животных обитали, по большей части в глубоких водах, тогда как рыболюды предпочитали среду обитания вблизи берегов. Русалки и тритоны строили импровизированные жилища из прибрежных камней и обломков кораблей, сирены возводили каменные гроты на небольших возвышенностях в прибрежных районах. Рыболюды и люди-птицы первое время между собой не ладили, поэтому остерегались попадаться друг другу на глаза, дабы не стать жертвами враждебной расы. А у рыболюдов был еще и морской враг - огромные крабы, которые часто селились в близи от берега и были непрочь поохотиться на русалок и тритонов, крепко сжимая их клешнями и, тем самым, приковывая к себе, не давая двигаться.
Со стороны же берега, кроме диких сирен, рыболюдам продолжали угрожать континентальные расы хищников: пантероиды, тигроиды и гигантские скорпионы часто подстерегали опрометчиво выходивших из воды рыболюдов. Все это побудило их создавать общины и держаться вместе, дабы иметь возможность противостоять различным опасностям как со стороны берега, так и со стороны океана. Тритоны стали обучаться военному делу и весьма преуспели в этом.
Со временем, на прибрежных территориях появились небольшие, но укрепленные города, за стенами которых рыболюды могли чувствовать себя гораздо спокойней. В этих городах стали создаваться специальные военизированные отряды тритонов, хорошо владевших различным оружием ближнего боя,- сильных и выносливых. Сирены же оставались уязвимы, так как их гроты не были защищены от произвола хищников, которые постепенно научились подстерегать сирен и разорять их жилища. Пытаясь спастись от неминуемой гибели, сирены заключили союз с рыболюдами и стали строить гроты непосредственно в их городах.

Угроза гибели расы рыболюдов

Постепенно континентальные народы стали обретать былую силу. Кроме воинских умений также активно развивалась магия. Именно магам удалось оттеснить новые расы континентальных хищников со своих территорий к побережью, не давая им возможности охотиться в глубине континента. В поисках добычи эти расы стали собираться большими группами и осаждать города рыболюдов. По-началу им это не удавалось, но со временем, они научились делать простое и незамысловатое, но все же эффективное военное снаряжение на основе трофеев, доставшихся им в боях с континентальными силами. Осады городов стали осуществляться все чаще и чаще. Для успешного отражения этих атак, некоторые русалки освоили мастерство стрельбы из луков, секрет изготовления которых из поколения в поколения передавался от первых мутантов-рыболюдов, общавшихся с эльфами. Таких русалок-лучниц стали называть ундинами.
Сирены также помогали в защите городов, атакуя врагов через стены, используя свое умение летать. В этих боях сформировалась целая каста боевых сирен. Их еще называли Дьявольскими сиренами, так как они накрывали неприятеля оглушающими криками перед атакой, так что враг на время терял ориентацию в пространстве и не мог полноценно участвовать в битве, пока не приходил в себя.
Бои становились все более кровопролитными, а потери с обоих сторон - все ощутимее.
В конце концов, беря не умением, но числом и неся огромные потери, хищники стали захватывать города рыболюдов, что грозило, со временем, полному уничтожению расы полу-рыб полу-людей. Но в этот момент произошло одно знаменательное событие.

Спасение рыболюдов от гибели - поднятие из глубин таинственного архипелага

В тот день, говорят, боги снизошли на планету, чтобы облегчить ее страдания. Так оно или нет - неизвестно, но то, что произошло в тот день - явно изменило лицо планеты в лучшую сторону, за одним только исключением.

Итак, в тот самый день, когда раса рыболюдов уже была на грани вымирания, из морских пучин поднялся таинственный архипелаг. Ходили слухи, что такое происходит раз в тысячу лет. Правда это или нет - никто, конечно, не мог доподлинно сказать, но о том, что на этом архипелаге находится какой-то мощный магический источник - знали многие, как правило имевшие непосредственное отношение к магии.
Первое, что было замечено после поднятия архипелага - улучшилась экология планеты. Воздух стал чище, земля плодородней, а континентальные расы хищников внезапно исчезли. Говорили, что они укрылись в пещерах и подземельях, где еще сохранялся прежний воздух, и даже вывели еще одну расу хищника, которую многие с ужасом называли Кровавая химера. Эти страшные существа о трех головах превращали в прах любого, кого только касались. Таким образом, вроде бы, хищники обезопасили себя от полного уничтожения, создав это чудовище для охраны своих подземных территорий. Но как они сами не погибали от этих своих созданий - никто толком сказать не мог. Впрочем, мало кто верил в эти россказни. Большинство считало, что все хищники погибли от нового, - более чистого, - воздуха, потому что находили множество их трупов с разорванными легкими.

Тарлай и Лефан. Начало истории Левиафана

Тем временем, многие ученые маги предпринимали путешествие на поднявшийся из воды таинственный архипелаг, так как было известно, что тот, кто завладеет магическим источником - становится лучшим из магов и обретает бессмертие. Особенно преуспели в попытке добыть Источик двое магов. Одного звали Тарлай, а другого - Лефан. Тарлай первым добрался до Источника Волшебства, но рассудил, что, без необходимых знаний того, как им пользоваться, он вряд ли сможет применить его должным образом. Вторым до заветного источника добрался Лефан. Будучи менее рассудительным и очень амбициозным магом, он завладел Источником и начал предпринимать попытки изучить его без необходимых знаний.
Тарлай же, тем временем, после тщательных поисков, нашел одну старинную библиотеку, и среди древних манускриптов обнаружил необходимые рекомендации по использованию Источника Волшебства. Оказывется, древним создателям манускриптов было известно то, что источником непременно завладеет недостойный и неразумный маг. Кроме того, что они предостерегали читателя от такого шага, они еще и давали советы, как отобрать Источник у недостойного и применить его в должном русле. Так, чтобы отобрать Источник, его необходимо нейтрализовать с помощью артефакта Проклятие Глубин. Артефакт этот был надежно спрятан, а ключом к его местоположению являлся хитроумный ребус, приводимый в манускрипте. Тарлай, после долгих попыток сумел разгадать этот ребус и вычислить местоположение артефакта. Кроме того, он узнал, что к Источнику нельзя прикасаться ни в коем случае. Чтобы получить его силу, необходимо было встать перед ним на колени и произнести заклинание, которое в манускрипте также приводилось.
Вооружившись артефактом, найденным в указаном манускриптом месте, Тарлай поспешил на таинственный архипелаг.
Лефану же, тем временем, удалось кое-что исследовать. Как маг он был весьма неплох, поэтому сумел расшифровать некие магические пути доступа к силе Источника и получить бессмертие. Однако в тот же момент он почувствовал, как его тело превращается в нечто отвратительное, похожее на гигантского змея-дракона, темно-зеленого, или илистого, цвета. Первое, что произнес Лефан-дракон - это был громогласный рык отчаяния, потрясший всю планету от края и до края.
И в это время он увидел Тарлая, идущего прямо на него с поднятым артефактом Проклятие Глубин. Сила источника нейтрализовалась, а Лефан-дракон был высоко поднят над землей магическим действием артефакта и, сопровождаемый сильным шквальным ветром, сброшен на самое дно океана, где и был запечатан.
После этого Тарлай спрятал артефакт в надежном месте, о котором знал лишь он, и, после этого, совершил обряд получения магической силы от вновь возобновившего свое действие Источника, став бессмертным и самым могущественным магом планеты.

Левиафан. Образование фракции Гавани, как могучей подводной державы

Лефан-дракон, оказавшись на дне океана и скованный действием артефакта Проклятие Глубин, тем не менее обнаружил, что его магические способности значительно выросли. Так, пока он летел в пучину океана, сопровождаемый шквальным ветром, он смог изучить его действие и овладеть магией его наложения. Оказавшись в пучине, он обнаружил, что ему совершенно покорилась водная стихия, и он может управлять ею с помощью магии. Воспользовавшись этим, он быстро подчинил своей воле все глубоководные морские расы, заставив их служить себе и создав сильную подводную державу. Имея лишь часть магической силы от Источника, он, тем не менее, сумел создать свою магическую школу, в которой сочеталось управление воздухом и водой. Эту школу он назвал Магией Шторма. Себя же он объявил владыкой морей и океанов и назвался Левиафаном, что, в переводе с его наречия, в довольно своеобразном сочетании букв, означало: проклятый Лефан.

Присоединение к царству Левиафана рыболюдов и сирен. Поклонение Левиафану как богу.

Спасенные чудесным образом от континентальных хищников рыболюды, видевшие падение неизвестного дракона, были склонны приписывать именно этому существу совершенное чудо. Они были уверены, что этот дракон пожертвовал своим местом на небе и спустился в морскую пучину, чтобы спасти их расу от гибели. Поэтому они также беспрекословно подчинились Левиафану, в котором, к тому же, видели свое будущее благополучие. Рыболюды называли Левиафана Верховным Оракулом и поклонялись ему как богу.
Левиафан не оставался в долгу. Он выбрал особо способных к магии рыболюдов и дал им возможность жить не только в прибрежных районах, но и на глубине, чтобы они могли полноценно овладеть его школой магии. Со временем эти рыболюды мутировали в отдельную касту магов, которую Левиафан назвал Гидроманты. В услужение гидромантам Левиафан отрядил специальные военизированные отряды тритонов, которые стали стражами водных алтарей, где воздавались почести Левиафану и совершалось магическое вляние на водное пространство всего океана. Этих стражников стали называть Воины храма. Они отличались от простых тритонов тем, что также, как гидроманты, могли жить на глубине.
Кроме того, Левиафан создал с помощью магии расу магических змей, которых назвал Глубинные вирмы. Эти змеи могли перемещаться по воздуху с помощью магии и навлекать на врага Белый шквал, т.е. умели управлять воздушной и водной массами.

Водное пространство планеты, до того времени пребывавшее в относительном покое, стало покрываться огромными волнами. Шквальный ветер перерастал в штормы. Повсюду стали появляться водовороты, которые были ни чем иным, как местом телепортирования, т.е. магического сообщения между водными алтарями, над которыми водовороты и появлялись. Однако, телепортация работала не только на глубине, но и на поверхности моря, т.е. в самих водоворотах. Моряки до ужаса боялись этих очагов телепортации, называя их адскими вратами, потому что, телепортируясь из одного водоворота в другой, они теряли людей, имущество, а зачастую и корабли.
Этот вид телепорта изобрел Левиафан, получив его путем различных комбинации водной и воздушной стихий.

Появление героев Гавани. Мановары и Адмиралы

Со временем Левиафан стал безрадельным владыкой океана. Его подчиненные воздвигали подводные и прибрежные города, обучались военному и магическому искусству, властвовали над стихиями и собирали несметные сокровища, господствуя на море и грабя корабли. Самых искусных Левиафан выдвигал в свое ближайшее окружение. Так появилось сословие мановаров - высшего воинского командного состава и адмиралов - высшего магического командного состава. Мановары, в основном, занимались прочесыванием водного пространства планеты. Они брали под контроль пиратские анклавы и собирали с них дань, одним из таких анклавов был, в частности, остров Регна, полностью контролируемый мановарами. Также в ведение мановаров было изучение прибрежного пространства и постоянное наблюдение за ним. Были также мановары-разведчики, которые делали кратковременные вылазки вглубь континентов (впрочем, не сильно далеко) с тем, чтобы, насколько это возможно, следить за происходящими на них событиями.
Адмиралы, в основном, обеспечивали действие водных алтарей и регулирование штормов. Также, в ведении адмиралов находилось изучение различных манусткриптов, попадавших к ним с затонувших в водоворотах кораблей.
Таким образом, водная держава Левиафана очень быстро набирала мощь.

Тоска Левиафана. Начальные мотивы возникновения кампании Гавани.

Но чем больше Левиафан ощущал свою власть над океаном, тем больше ему хотелось вернуться в то состояние, в котором он был не всемогущим драконом, а простым смертным. Чувство одиночества и тоски постепенно овладевало им, и он все меньше и меньше времени стал уделять маги, а все больше предавался мечтам о возвращении себе нормального облика мага Лефана, пока, наконец, совсем не забросил магические изыскания.
Последним творением Левиафана был очень могущественный артефакт, управлявший стихией холода. Левиафан назвал его Меч Холода, в ознаменование того холода тоски, который пронзил его сердце, словно меч. Меч был настолько хорош и так сильно передавал чувства Левиафана, что он не смог долго любоваться им, а вытолкнул его всей своей магической силой из водного пространства. Меч стремительно вылетел из глубин океана и, пролетев над значительной частью планеты, воткнулся в вершину горы вблизи города Воли, что располагался на цветущем эльфийском острове Вори. Там меч нашел один не совсем чистый на руку маг, который, увидев красоту и великолепие артефакта, решил присвоить себе честь его создания. Слава о дивном артефакте очень быстро распространилась далеко за пределы острова Вори. Но вскоре остров стал покрывать ужасный ледник, и маг этот предпочел за благо спрятать артефакт и побыстрее исчезнуть, во избежание кары от жителей Воли, которые обвинили мага в том, что он создал неуправляемый меч холода.
С этим именем - Меч Холода, которое абсолютно совпадало с названием, данным ему настоящим создателем, артефакт и вошел в историю.

Развитие мотивов для кампании Гавани. Артефакт Проклятие Глубин.

Тоска, между тем, настолько завладела душой владыки морей и океанов, что он уже не мог ни о чем больше думать, как только об освобождении из своего водного плена. День за днем, год за годом, столетие за столетием Левиафан лелеял мечты о том, чтобы превратиться обратно в простого смертного.
Единственной возможностью, хотя и достаточно призрачной, было найти артефакт Проклятие Глубин. Левиафан верил, что этот артефакт, заточивший его в бездне, сможет и вызволить его из этого бессмертного плена. Со временем, вера эта переросла в одержимость.
В течение многих столетий он посылал своих приближенных, мановаров и адмиралов с приказанием найти Проклятие Глубин. Он давал своим подданным огромные войска для этих целей и сулил щедрые дары тому, кто найдет артефакт. Но раз за разом они возвращались ни с чем.
Объяснялось это тем, что им приходилось искать артефакт на континентах, а им, привыкшим бороздить водные пространства, передвижение по земле давалось очень трудно. В результате, многие вообще не возвращались из подобных миссий.

Равен и Иллианис. Два главных героя кампании Гавани.

Но двум мановарам, в конце концов удалось напасть на след, который мог привести к артефакту. Они выяснили, что Тарлай, со временем, разделил артефакт на девять частей и спрятал их на разных континетах планеты, чтобы его было тяжелее собрать. Оба даже преуспели в нахождении двух частей артефакта. Одну часть случайно нашел мановар Равен на континенте Энрот, а вторую - мановар Иллианис на Джадаме. Причем Иллианис проделал целую военную кампанию, чтобы оказаться на Джадаме в неспокойное время открытия там врат на Стихийные Планы, для чего собрал флот регнанцев и оккупировал подходы к Джадаму, но затем, найдя часть артефакта, оставил регнанский флот и поспешил с донесением к Левиафану.
Также оба мановара раздобыли приблизительное описание всех частей, сделанных Тарлаем и составляющих артефакт Проклятие Глубин, а также информацию, весьма противоречивую правда, о местонахождении других частей артефакта. Равен утверждал, что они находятся на Антагариче. У Иллианиса же была информация, что эти части, скорее всего скрыты на острове Нигон.
Эта новость, а также найденные артефакты несказанно обрадовали Левиафана, поэтому он, осыпав щедрыми дарами обоих и возвысив их над остальными приближенными, приказал им продолжать поиски во что бы то ни стало.
Оба мановара были, безусловно, талантливыми военачальниками. Именно Равен и Иллианис, первыми из приближенных Левиафана, начали постигать премудрости континентального передвижения, обучив им и своих вассалов. Оба же, будучи весьма честолюбивыми, ненавидели друг друга так, как это могут делать только равные по силе соперники.
Самому Левиафану был больше по душе Равен, так как он отличался спокойным нравом, был твердым и рассудительным. Иллианис же напоминал Левиафану его самого еще в смертном теле - он был невоздержен и очень амбициозен, и, хотя по многим военным качествам превосходил Равена,- он был лучшим тактиком и организатором,- но, в силу своего импульсивного и невоздержанного характера мог запросто похоронить свои же способности. Это слишком было похоже на мага Лефана. Поэтому, помня свою печальную судьбу, Левиафан не особо полагался на Иллианиса, но всецело доверял Равену.

2